Родительские ценности

В отечественных исследованиях родительской вовлеченности речь идет чаще всего о поведенческих характеристиках родителей (что они делают для когнитивного развития детей). В иностранных вдобавок к поведенческим индикаторам изучают ценности, установки и убеждения (values, attitudes, beliefs). На русском языке исследований роли ценностей и установок родителей по отношению к когнитивным достижениям их детей, я не нашла. Зато нашла очень образное объяснение одновременно и сущности этих самых values и beliefs, и возможных механизмов их воздействия. В довольной старой книжке Галины Анатольевны Цукерман, которая, к сожалению, не переиздавалась. Называется «Школьные трудности благополучных детей» (в библиотеках можно поискать). Очень хорошая книга.

«В одном классе учатся три шалуна — Илюша, Сережа и Митя.  В начале первого класса их школьные биографии складываются более или менее сходно: поведение, мягко говоря, терпимое (учитель едва такое терпит), а знания хорошие, но не блестящие — везде какие-то хвосты, недоделки, пробелы. Про таких учеников говорят: «способные, но…» А к 4-му классу Илья избавляется от всех троек и начинает подавать большие надежды. Сережа — притча во языцех всей школы — в каких только проделках не замешан. А Митя — любимец класса, мягкий, сердечный, справедливейший человек, душа общества, вот только троечник. Угадайте, чем папа обращался к учителю с неизменным: «Как мой сын соображает? В чем его трудности? Как ему помочь в решении уравнений?» Чей папа спрашивал лишь об одном: «Он там не балуется? Вы скажите… В случае чего я его ремешком поучу…» А чья мама интересовалась главным образом тем, с кем дружит ее сын, не обижает ли он девочек, не грубит ли, а папа водил класс в походы?» Конец цитаты.

Вывод, к которому подводит автор: «Вдумайтесь, какие ценности вы, может быть, неосознанно вкладываете, впечатываете в детскую душу». Пример хоть и литературный, но в нем учтено многое, что может потребоваться для дизайна хорошего исследования о связи родительских факторов и учебных достижений детей. Все три ребенка из примера — мальчики (выровнены по полу), у них были схожие изначальные уровни когнитивного и некогнитивного развития, один учитель (то есть факторы школьной среды одни и те же), семьи у них условно схожего состава (как минимум, у всех есть папы). Еще конечно хорошо было бы выровнять их по социально-экономическому статусу (ну чтобы уровнять культурный капитал и семейные ресурсы). Потому что иначе возникают сомнения, что эти семьи одного достатка и у родителей схожие уровни образования. И желательно было бы учесть родительские стили. В примере они перемешаны с ценностями и установками. То, что говорится о первом папе («Как ему помочь решать уравнения») может говорить и об intrusive support (навязанная поддержка) и об autonomy support (поддержка самостоятельности), смотря что папа потом делает с полученной информацией. Второй папа явно авторитарного типа товарищ (autoratative). Про третьего мало что известно, кроме его высочайшей вовлеченности в школьную жизнь ребенка. По сути, у второго папы и третьей мамы ценности схожие (хорошее поведение), но методы трансляции своих ценностей для установления этого поведения разные. Ценность хорошего поведения можно демонстрировать ремешком, а можно беседами и походами. Так что ценности у второго папы и третьей мамы похожие, стили разные.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *