Индульгенция на искусство

Институте образования «Вышки», где я работаю, есть библиотека. Вернее, в «вышке» много библиотек, включая шикарные электронные ресурсы, но конкретно в Инобре имеется переговорная под названием «библиотека». Там стоят шкафы с книгами, можно взять, почитать, поставить назад, без всякой записи.  Вот там я периодически нахожу интересные книги, и иногда возникает ощущение, будто я открыла пророка в своем отечестве. Книга Елены Макаровой «В начале было детство» — из этого разряда.

1990 год издания. Я полезла в сеть, посмотреть, есть ли электронный вариант. И оказалось, что книги Макаровой недавно переиздали, и мамочки активно обсуждают их на форумах. Ну как – продвинутые мамочки обсуждают. Макарова описывает свой опыт – маленькими рассказиками, виньетками. После нескольких страниц возникает сильнейшее  ощущение, что это я вела детскую группу в изостудии. И это я занималась лепкой и рисунком с детьми, страдающими заиканием, с диагнозом «аутизм», со счастливыми и несчастными детьми, отмечая и описывая, как в рисунках и творениях проявляются, а где-то и снимаются их трудности.

«Но вернемся к Макаровой — последовательнице Фридл Дикер. Уже в первой книге Елены о воспитании искусством («Освободите слона», 1985) наметились главные установки, сходные с Фридл: 1) освобождать; 2) не мешать; 3) не диктовать и «не дирижировать вспышками детского озарения»; 4) не требовать «готового результата»; 5) идти от материала, в котором «всё есть» (например, слон сидит в куске пластилина и надо его оттуда вытащить); 6) заниматься с каждым ребенком отдельно, хотя и в группе, и 7) опираться на ритм и музыку» — нашла заметку о ней, об авторе.

Не знаю, вызывает ли эта цитата «ага»-эффект. У меня после чтения книги Елены Макаровой – да. В одном из исследовательских проектов нашего центра мы опрашивали родителей, рисуют ли они вместе с детьми. Многие отвечали, что да, регулярно. Но мы не спрашивали, как они рисуют вместе. Как ведут себя с детьми при этом. И сейчас я задумалась – как?

Как я сама себя веду? Некоторое время назад моя свекровь купила нам методичку «Уроки изобразительного искусства в детском саду» — подсмотреть идеи, чем можно заняться с детьми. Мне идея понравилась. Но эта методичка оказалась такой мертвечиной, что ни одной идеи я не заимствовала. Зато стала страдать от сомнений, все ли я делаю правильно, когда сажусь с Сашей и Машей порисовать.   Вдруг я нарушаю какие-то важные правила. Настоящие педагоги изо рисуют с детьми по теме, читают им по этой же теме стихи, показывают пальчиковые игры и параллельно знакомят с названиями геометрических фигур и объектов, дают сведения об окружающем мире и расширяют словарный запас. Но после Елены Макаровой я получила полную индульгенцию на наши непознавательные рисовашки, на то, что мои дети игнорируют принципы реалистичности, соразмерность объектов, напрочь отказываются от цветных карандашей в пользу фломастеров и гуаши.

Почему я раньше этой книги не видела? Она классная, классная. Я про автора. И про книгу тоже. Хотела привести какие-то фрагменты. Хотела про Фридл Дикер рассказать (я не знала о ней, рада, что узнала), но не могу. Лучше сами прочитайте.

Одну только цитату с сайта Елены Макаровой приведу  (у нее есть сайт, и интервью есть, и другие ее книги я тоже найду). «Во всех своих книгах о детях я так или иначе пинала взрослых. Они у меня играли роль Бабы Яги. Некоторые, правда, в этой роли закрепились, и тут уж ничего не поделаешь. Бывают такие взрослые. Однако, чтобы помочь детям отпихиваться от зловредных, я решила начать с ними заниматься. И выяснилось, что взрослые вовсе не такие зловредные. Многие просто симпатичные и замечательные, просто ребенок в них свернулся в клубок, подчас очень колючий. Если найти способ размотать этот клубок, и в самой его сердцевине найти ребенка, тот радостно протянет к тебе руки.

И выяснится – одного запугали в школе на уроках рисования, другого обругали за плохой рисунок, который был на самом деле, хорошим, над третьим посмеялись, и т.д. Однако, при всех полученных в возрасте 5-11 лет травмах, есть одна общая не сказать ошибка, но крупная неприятность. С пяти лет бывших взрослых учили не тому. Их учили сюжетному рисованию, пересказу увиденного в картинках, а рисование куда ближе к музыке, чем к литературе. Это вовсе не мое утверждение, почитайте Иттена, Клее, Кандинского – великих педагогов, а не только художников, и вы увидите, что я не брежу».

И почему-то сразу многое стало понятно. Правда ведь?

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *